Русская весна

115 049 подписчиков

Свежие комментарии

«Три раза умер в боях»: как лейтенант Титов побеждал лютую смерть (ФОТО)

«Три раза умер в боях»: как лейтенант Титов побеждал лютую смерть (ФОТО)

Петра град, город Пушкина — Святыня!
Возьми меня в себя, своё дай имя!…
Моя жизнь невозможна без тебя,
Мой Петербург, ты — Родина моя!

Кадрового старшего авиатехника-лейтенанта Титова Ивана Васильевича и его семью война застала в Таллине. Жену Нину и малышей-близнецов Юрия и Гурия морем эвакуировали в Ленинград. После тяжёлых оборонительных боёв наши войска и флот оставили Таллин.

Четвёртая авиачасть 4-й авиадивизии, в которой служил Иван Васильевич, была передислоцирована осенью 1941 года из Таллина в Пушкин (Царское Село) под Ленинградом.

Иван Васильевич служил техником на бомбардировщике ДБ-3. Кроме своих технических, он хорошо освоил обязанности борт-стрелка на этом самолёте и в случае необходимости мог подменить выбывшего или раненого сослуживца. При возвращении на аэродром Выскатка на юго-западе Ленинградской области самолёт — скоростной бомбардировщик СБ был серьёзно повреждён вражеским огнём.

Пилот и штурман покинули повреждённый самолёт, раскрыли парашюты и, как потом выяснилось, благополучно приземлились на нейтральной полосе, с которой их забрали подоспевшие наши пехотинцы.

Контуженный и оглушенный при попадании в самолёт, Иван Васильевич в отчаянии боролся с заклинившим люком, но горящий корпус самолёта не поддавался.

Горящий самолёт, с рёвом, по пологой траектории стремительно приближался к земле и, срезав несколько молодых деревьев, рухнул на краю заросшего кустарником болота. Судьба на этот раз была благосклонна к герою нашего повествования. При ударе о болотистую поверхность самолёт не взорвался, носом зарылся в болото и продолжал гореть.

От страшного удара Иван получил несколько ранений и потерял сознание. Пришёл в себя от невыносимой боли, пронизывающей всё тело, и ужасного жара и гари, передняя часть самолёта, двигатели были охвачены огненным смерчем. Ивану оставалось жить считанные мгновенья…

Собрав волю в кулак, сконцентрировав все духовные и физические резервы организма, не помня себя, Иван из пистолета с остервенением стрелял в обшивку самолёта до последнего патрона, с ожесточением из последних сил обожжёнными руками и зубами удалось повредить обшивку самолёта, вывалиться из него и отползти в болотной жиже на некоторое расстояние и выбраться на относительно сухое место.

Самолёт продолжал гореть, и в какой-то момент раздался страшный взрыв. От жуткого удара и боли Иван вновь потерял сознание…

Через некоторое время от ощущения нестерпимой боли израненного и обожжённого тела он пришёл в себя. Опираясь на локти, удалось приподнять голову, Иван осмотрелся кругом.

Буквально в паре сотен метров от себя он увидел цепь немецких автоматчиков с овчаркой, стремительно приближавшихся к горящим обломкам самолёта. Придержав собак, к раненому подошло несколько фашистов.

Увидев, что лётчик жив, направили автоматы, ближний немец обыскал его и, обратив внимание на эмблемы технаря — скрещённые ключ и молот, спросил: «Рус — техник?». Иван только кивнул головой. Техническая специальность военнопленного во многом определила его дальнейшую судьбу…

Так старший техник-лейтенант Иван Титов оказался в фашистском плену и лагере для военнопленных Stammlager IIIC под Кюстрином.

Историческая справка: Лагерь военнопленных M-Stammlager IIIC был построен в июне 1940 года на окраине деревни Альт-Древитц в 6 км от крепости Кюстрин (сейчас — Drzewice, один из районов города Костшин-над-Одрой, Польша, около 80 км к востоку от Берлина). Советские военнопленные стали поступать в лагерь в июле 1941 года. Для их содержания была отведена отдельная территория.

По имеющимся на сегодняшний день данным, в лагере погибло свыше 12 тысяч военнопленных (убиты или умерли от голода). Большинство военнопленных солдат были отправлены работать в промышленности и на фермах в Бранденбурге. 1 декабря 1944 в лагере находились 2036 американцев, 631 бельгиец, 1416 англичан, 17 568 французов, 1046 итальянцев, 2 поляка, 1591 серб и 13 727 советских военнопленных.

Как выяснилось после окончания войны, жена Ивана Нина получила в блокадной коммунальной квартире на Лиговке осенью 1941 две похоронки из авиачасти: первую вскорости после крушения самолёта на занятой немцами территории и вторую через месяц, когда командир экипажа и штурман были обстоятельно опрошены после возвращения в часть, когда они оба засвидетельствовали, что третий член экипажа подбитого самолёта был убит и упал вместе с самолётом…

Нина Васильевна, жена и односельчанка Ивана Васильевича, с которым она была знакома с детства, не поверила в смерть любимого человека, несмотря на очевидные свидетельства, уверенная в том, что муж чудом спасся и остался в живых, была человеком глубоко верующим и холодными блокадными ночами, плача над спящими мальчиками, вымаливала своего Ванечку у господа Бога… Голодной и холодной зимой 1942 года мальчики один за другим умерли от голода… А от Ивана не было никаких вестей…

Работая на заводе, возвращаясь на ночь в лагерный барак, Иван с товарищами тщательно изучили территорию завода и лагеря, порядок охраны и перемещения личного состава, тщательно обдумывали и планировали побег…

Несколько раз буквально не хватало толики везения, чтобы попытка состоялась, хотя итог побега оптимизма не вселял. Мучительно долго проходили долгие месяцы плена…


Вход в Stammlag IIIC. Рисунок узника лагеря

И вот наступили первые февральские дни 1943 года. Последнее время, по непонятным причинам, порядки в лагере и на заводе несколько смягчились. Меньше стало избиений и издевательств со стороны немцев, рабочие-пленники уже стали забывать об экзекуциях и расстрелах за нерадивость, проступки и брак в работе.

И вот настало морозное утро, когда с утра в казарме охраны послышались неразборчивые возгласы, крики, неожиданно зазвучала траурная музыка. Перед рабочей сменой на заводе в общей комнате собрали всех пленных.

С информационным сообщением выступил начальник лагеря, который с мрачным выражением лица на ломаном русском языке рассказал всем, что германский вермахт понёс тяжёлые потери в битве на Волге под Сталинградом, но немецкий народ сплочён, как никогда, и соберётся с силами, и нанесёт смертельный удар большевистской гадине.

И тут, я постараюсь максимально близко к оригинальному рассказу процитировать, как мне уже в 1978 году за праздничным столом 23 февраля в Ленинграде, в их квартире на Невском проспекте, в доме 114, живописал дядя Ваня: «Он, гад, рассказывает со скорбным выражением лица, а меня ну просто распирает, ведь сколько времени пришлось жить под тяжёлым гнётом мыслей, ничего не зная об истинном положении вещей на фронте, о судьбе родных, вот радость наружу так и попёрла — не могу себя сдержать, все вокруг изображают печаль и скорбь, а меня так и распирает, он на меня пялится, а я улыбаюсь на все 32 и всё тут!

Не выдержал фашист, сорвался. Подскочил, ударом всего тела завалил на пол, подскочила охрана и давай упавшего сапожищами охаживать, а комендант всё в лицо норовил ударить. Били, долго-ли не помню, но пришёл в себя от ужасного холода на полу в карцере, боль во всём теле страшная, а во рту — жуткое крошево. Десятка полтора передних зубов вперемежку с кровью, кусками губ и ошмётков дёсен…»

Но по какой-то причине не расстреляли и через неделю на черновые работы снова бросили. Возможно, сказался серьёзный дефицит квалифицированных рабочих. Комендант вскорости отправился на Восточный фронт.


Учётная карта узника Stammlager IIIC. Лагерный номер 19299 был наколот на левой руке у Ивана Васильевича Титова — горькая памятка на всю жизнь…

Новый немецкий комендант был из выздоровевших после ранения фронтовиков. У него к русским было, по какой-то причине, достаточно либеральное отношение. По крайней мере, советских военнопленных он по своему отношению почти не выделял, по сравнению с другими, работающими на заводе, поляками и пленными французами. Ивана вернули на работу на завод.

Побег и выход к своим

В июне 1944 года во время страшного авианалёта на завод и аэродром Ивану в обстановке всеобщего хаоса, взрывов и пожаров наконец удалось бежать.

До темноты пересидел в лесу, вечером наткнулся на польский хутор. Рискнул, постучался в дом, на удивление пустили, помогли привести себя в божеский вид, умыться, накормили, дали гражданскую одежду и объяснили, куда нужно идти в сторону линии фронта. С Божьей помощью линию фронта пересёк благополучно.

Прошёл проверку СМЕРШ, поверили — и теперь уже рядовым был направлен на фронт в стрелковую часть. Принимал активное участие в жестоких боях за освобождение Польши, Венгрии. Победу праздновал в Будапеште.

А в августе 1944 года Нина Васильевна получила третью похоронку на мужа.

Освобождённые советскими воинами товарищи Ивана по лагерю сочли Ивана Васильевича погибшим при авианалёте, о чём было составлено и отправлено соответствующее уведомление в освобождённый Ленинград.

Но несмотря на весь ужас ситуации, Нина Васильевна и на этот раз не поддалась отчаянию и по-прежнему верила, что Боженька не даст пропасть её суженому. И она всё вынесла, она победила в страшной схватке с войной, она дождалась своего Ванечку!!!

Иван Васильевич Титов награждён двумя орденами Красной Звезды, орденом Великой Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», медалью «За оборону Ленинграда». Победу праздновал в Будапеште.

Вторым орденом Красной Звезды был награждён в 1958 году Указом Верховного Совета СССР № 266/35: «За отвагу, проявленную в боях с немецкими захватчиками при совершении побега из плена в период Великой Отечественной войны, наградить: орденом Красной Звезды… п. 93 Старшего техника-лейтенанта Титова Ивана Васильевича…»

После войны прошедшему ужасы плена фронтовику далеко не сразу удалось найти работу в любимом Ленинграде. После месяцев скитаний удалось устроиться завхозом и по совместительству сторожем в вечернюю школу. При школе выделили и комнату в коммуналке. У любящей пары родилась доченька Оля, которую любили и пестовали, на которую даже пылинке не давали упасть…

Находясь порою рядом с этой замечательной парой, нам, молодым, было в диковинку наблюдать за тем, как они относились друг к другу. Они ценили каждый миг, проведённый рядом со своей «половинкой».

И сейчас, спустя десятилетия, вспоминая Ивана Васильевича, всегда рядом представляешь тихую, незаметную, бесконечно добрую и заботливую Нину Васильевну. Расставаясь даже на час-два, они прощались друг с другом так, будто расставались навсегда…

Они и ушли от нас в вечность, как и жили — тихо, незаметно, вскорости друг за другом…

Героическая семья 

А теперь отклонимся от основной линии нашего повествования.

Иван Васильевич вырос в большой крестьянской семье Титовых из подмосковного села Васильевское Уваровского района. В семье ветерана Первой мировой войны Василия Титова росло шестеро сыновей и две дочери. У старшего сына Ивана в любимицах всегда была младшая сестра Аннушка.


Семейство Титовых. Мальчик, на плече которого лежит рука отца, — старший сын Ваня

После окончания школы Иван жил и работал в Серпухове. С 1928 года после призыва в ряды Красной Армии Иван закончил авиационную школу, стал высококвалифицированным авиамехаником. Он был по тем временам состоятельным и состоявшимся по меркам предвоенного времени человеком, старшим авиатехником в звании лейтенанта.

Анна после окончания школы, когда встал вопрос о выборе самостоятельного жизненного пути, посоветовавшись с родителями, поехала в Ленинград, под присмотр любимого старшего брата, служившего в авиачастях дальней бомбардировочной авиации. В Ленинграде Анна познакомилась с ярославским парнем Анатолием Пожаровым, слушателем Ленинградской Промакадемии. В апреле 1941 года молодые люди поженились, причём свадьбу сыграли в Ленинграде, в квартире у старшего брата Анны Ивана.

В июне 1941 года Анатолий ушёл добровольцем на фронт. Сражался в звании младшего лейтенанта пехоты на фронте под Ленинградом, под Красным Селом получил ранение и 8 октября 1941 попал в плен. Вынес ужасы фашистских концлагерей, в 1944 году был освобождён наступающими советскими частями первой Ударной армии. В составе штрафбата участвовал в жестокой битве за Кенигсберг. Был ранен, «искупил вину кровью», после выздоровления поступил в обычную стрелковую часть. Войну закончил и встретил Победу в побеждённой Германии.

Анна работала на Кировском заводе в блокадном Ленинграде до середины зимы 1942 года. Однажды в день «получки» она потеряла все продуктовые карточки. Пару дней провела на воде и крошках — выхода не было, её ждала неминуемая смерть.

Еле волоча ноги, она шла с работы домой, навстречу попался статный военный в овчинном полушубке. Мгновенно её осенила безрассудная идея — она подошла к серьёзному, торопящемуся куда-то по служебным делам офицеру, рассказала о своей ситуации и просто попросила взять её в воинскую часть — бойцом, санитаркой, кем угодно…

Ей сказочно повезло — военный оказался командиром зенитного дивизиона, он взял её в подразделение в качестве наблюдателя-прожекторщика.

В декабре 1943 года по ледовой Дороге жизни вместе с воинской частью Анна оказалась на Большой Земле. После переформирования и доукомплектования в Берёзово Молотовской области в составе 1870-го зенитного артиллерийского полка младший сержант, командир отделения связи Анна Пожарова участвовала в освобождении Левобережной Украины — Полтавы, Кременчуга, Белоруссии, Польши.

Была награждена медалью «За боевые заслуги». Радостная весть о долгожданной Победе застала её в освобождённой Польше.

После войны Анатолий и Анна встретились в Москве. Анатолий очень долго искал работу по специальности в Москве. Почти после года исканий его взял на работу, под личную ответственность в качестве начальника цеха (!) директор номерного военного завода, сам фронтовик, у которого младший брат-фронтовик тоже хлебнул горя в фашистских лагерях…

В 1947 году постановлением Совмина завод перевели на Украину и Анатолий Пожаров вместе с женой Анной и сыном переехали в Черкассы на Днепре. Там они вместе работали в приборном цеху завода химреактивов, затем Анатолий Иванович участвовал в организации завода «Фотоприбор», был первым начальником его первого цеха…


Иван Васильевич Титов в год 25-летия Победы, Ленинград

И вот опять о парадоксах, причудах и взаимосвязях человеческих судеб. Ирина, младшая дочь Анны и Анатолия Пожаровых, после окончания школы поехала учиться в Ленинград в институт точной механики и оптики (ЛИТМО).

Именно в ЛИТМО Ваш покорный слуга и автор этих строк встретился с ней. Мы с ней полюбили друг друга, создали семью. И как Вы думаете, где мы сыграли нашу студенческую свадьбу в Ленинграде в апреле 1979 года? — правильно, на Невском, в доме номер 114, в квартире у нашего дорогого дяди Вани!

И дядя Ваня произнёс главный тост на свадьбе своей племянницы Ирины в апреле 1979, как и в апреле 1941 года на свадьбе любимой младшей сестры Анны!!!…

Вот что такое для меня и Ирины, для всего нашего семейства Петербург-Петроград-Ленинград. Вот какую важную роль в судьбе нашей семьи сыграл этот великий город и один из сотен тысяч его воинов-защитников — Иван Васильевич Титов!

Читайте также: Ушёл из жизни воин духа, помогавший Донбассу и спасавший несчастных людей в России (ФОТО)

Николай Мильшин (Ходанов), специально для «Русской Весны»

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх