Последние комментарии

  • Vasil Cornev
    Вывозилось все, не только шубы! Новая Почта была завалена даже кованными воротами.  Но разве кто поверит, что на это ...Во Львове волонтёры ВСУ устроили распродажу женских шуб, которые намародёрили на Донбассе
  • Ирина Кузнецова
    https://im0-tub-ru.yandex.net/i?id=a5beabeea7613a2aa92e88a2def4a20b-l&n=33&w=853&h=640&q=60Американские пляжи подверглись нашествию «рыбы-пениса» (ФОТО)
  • Харзак
    ,,Кулаком по столу" - это конечно ,,круто" (НО!!!) Сан-Францисский мирный договор, на который постоянно ссылаются, эт...В России ответили на призыв японских коммунистов отдать все Курилы

«Путин — наш человек!» — уникальный репортаж из Африки (ФОТО)

На востоке Африки, в Эфиопии, живут самые необычные и самые гонимые последователи Христа, сохранявшие свои религиозные обряды неизменными на протяжении многих веков.

Корреспонденту РИА Новости удалось проникнуть в святая святых эфиопских христиан и узнать о главной угрозе для них.

«Россия сделала важное»

Мы — российские журналисты — мчимся сквозь африканские джунгли: эфиопская община пригласила нас в свои святая святых, очевидно, неспроста.

За окном машины мелькают слепленные из глины и соломы круглые хижины, босоногие дети, играющие в футбол самодельным тряпичным мячом. Крестьяне бредут рядом с осликами, нагруженными связками бананов. Вдалеке — кишащие малярийными комарами берега огромного озера Тана, которое здесь уважительно именуют «матерью великого Нила».

Неожиданно дорогу перекрывают два белых пикапа. На одном из них — пулемет.


Машина амхарской полиции, сопровождавшая российских журналистов. Гондэр, Эфиопия
© РИА Новости / Антон Скрипунов

Из автомобилей высыпают автоматчики в хаки и окружают нашу машину. Единственный в гражданском — в потертой красной футболке — подходит к нашему водителю. Они о чем-то долго говорят.

На наши вопросы — ноль внимания. Только завершив беседу с водителем, щуплый парень с АК-47 наперевес грозно окидывает взглядом бледнолицых. И интересуется на ломаном английском: «Вы откуда?»

— Фром Раша.

— Вэлькам ту Этьхиопи! — суровый вояка неожиданно расплывается в улыбке.

Затем два пикапа с автоматчиками сопровождают наш автомобиль всю дорогу до Гондэра на северо-западе Эфиопии.


Улицы Гондэра, Эфиопия
© РИА Новости / Антон Скрипунов

Обстановка здесь в последние месяцы накалена до предела: в конце лета неизвестные сожгли более десятка христианских церквей.

Сначала все подумали на исламистов из Судана, которые периодически совершают набеги на местных, — до границы тут рукой подать, всего двести километров. Потом выяснилось, что напал кто-то из сограждан. Жители Гондэра уверены: поджигатели прибыли из центральной части страны, с территории племени оромо — это преимущественно мусульмане.

«А мы испокон веков исповедуем православное христианство, которое сохранилось в Эфиопии практически в первозданном виде. Согласно Новому Завету, еще в I веке его сюда принес один из учеников апостола Филиппа.

Нам больно осознавать, что нынешняя власть не поддерживает нашу общину. Наоборот, давление на нас лишь усиливается», — жалуется монах Абауи Дедавит.


Служба во дворе кафедрального собора Гондэра, Эфиопия
© РИА Новости / Антон Скрипунов

Он стоит у входа в кафедральный собор Гондэра рядом с большим плакатом, на котором написано «Спасибо Путину и патриарху Кириллу». Это местные, прознав, что к службе приедут гости из России, постарались.


Встреча российских журналистов и представителей РПЦ в Гондэре, Эфиопия. 30 сентября 2019
© РИА Новости / Антон Скрипунов


Жители Гондэра встречают российских журналистов во дворе кафедрального собора. Гондэр. Эфиопия
© РИА Новости / Антон Скрипунов

«Когда летом поджигали наши церкви и убивали наших священников, правительство России через своего посла сказало нам: „Христиане, мы с вами, мы не бросим вас!“ Это очень важно для нас.

Мы ценим поддержку России и то, что ваш президент — православный. <…> В отличие от нашего премьер-министра. Он ведь протестант», — с досадой произносит монах.

На севере Эфиопии преобладают православные христиане. И нынешний глава государства протестант Абий Ахмед Али чужд им не только религиозно, но и этнически.

Эти православные эфиопы относятся к семитскому народу амхара, который, как и расселенное на границе с Эритреей родственное племя тыграй, проживает на эфиопской земле минимум три тысячи лет.

Оба народа считают себя потомками легендарной царицы Савской и царя Соломона, поэтому у местного варианта христианства немало общего с иудаизмом. Например, верующие чтут субботний день наряду с воскресным, храмы открыты только во время службы, а на богослужениях звучат ветхозаветные инструменты — струнный псалтырь, синтрон (трещотки) и трубы.

Премьер Эфиопии Абий Ахмед — выходец из племени оромо, исповедующего в основном ислам. Они пришли в центральную и западную части Эфиопии с востока Африканского Рога в XVI веке.


Премьер Эфиопии Абий Ахмед Али

И лишь в 1974 году, со свержением последнего правителя из древней «соломоновой династии» амхарца Хайле Селласие оромо впервые получили власть. Режим «Дерг» — так назывался Временный военный совет, созданный офицерами-коммунистами из числа оромо.

Предчувствие резни

За последние двадцать лет народ оромо стал самым многочисленным в Эфиопии — треть населения. Их поддержка обеспечила Абию Ахмеду премьерство.

Взамен он пообещал расширение политических прав, ведь здесь все еще сильны древние традиции: например, амхарцы считают, что столица государства должна принадлежать исключительно им.


Жители Аддис-Абебы
© РИА Новости / Антон Скрипунов


Праздник Аксум в Аддис-Абебе
© РИА Новости / Антон Скрипунов

Вот только амхарская Аддис-Абеба находится в центре региона Оромия. На окраинах столицы однотипные панельные многоэтажки, между которыми втиснуты небольшие церквушки, сменяются крохотными мечетями и наспех собранными из металлических листов лачугами.

Здесь прямо у входа обжаривают кофейные зерна и чинят «копейку» — один из отголосков эпохи правления «Дерга», когда СССР активно помогал «братской социалистической Эфиопии».


Автомобили Нива в центре техобслуживания автомобилей в Эфиопии
© РИА Новости / Андрей Соломонов


Трафик на улице в Аддис-Абебе
© РИА Новости / Антон Скрипунов

На этих машинах оромо таксуют по Аддис-Абебе, рассуждая о том, что скоро переберутся с окраин в центр. «Эфиопия — наша страна! Аддис-Абеба — наша!» — с такими лозунгами в начале октября на улицы вышли десятки тысяч людей в белых одеждах и с желтыми цветами в руках.

Премьер Абий Ахмед разрешил им отмечать национальный праздник Ирреча прямо в столице — впервые за 150 лет.

Оромо воспользовались этим, чтобы напомнить, кто здесь власть. В Аддис-Абебе и так постоянно пробки (правил дорожного движения тут словно не существует), а теперь город и вовсе парализовало.

«Я вызвал такси и вдобавок попросил на ресепшене дать нам гостиничную машину. Ни одна еще не приехала — демонстранты блокируют проезжую часть. Боюсь, мы можем и не успеть на самолет до Лалибелы», — растерянно говорит Даниэль Хабеш, служитель Эфиопской патриархии.


Сотрудники правоохранительных органов на митинге в поддержку эфиопского премьер-министра Абия Ахмеда в Аддис-Абебе
© AFP 2019 / Yonas Tadese

Спустя полчаса к гостинице подъезжает такси: потертый синий «Фольксваген» родом из начала 60-х — эпохи реформ императора Хайле Селласие, взявшего курс на европеизацию Эфиопии.

Старенький микроавтобус со скрипом, но уверенно продирается через пробки. Мимо пробегают молодые люди с черно-красно-белым флагом. Это символика бойцов «Фронта освобождения оромо», активно воевавших против любой власти с 1973 года за независимость Оромии.

В 2011 году организацию вместе с атрибутикой официально объявили террористической, однако Абий Ахмед указ отменил, а лидеров группировки убедил заключить с правительством мирный договор.


Шиитский проповедник из Саудовской Аравии, шейх Нимр Бакир Амин ан-Нимр

«Мы боимся, что их натравят на нас, амхарских жителей Аддис-Абебы. Они ведь преимущественно мусульмане и ненавидят амхарскую культуру. Если начнется резня, власти попросту закроют на это глаза», — объясняет Даниэль Хабеш.

Две недели спустя опасения Хабеша частично сбылись. В конце октября на улицы столицы вновь вышли десятки тысяч оромо.

Их вывел медиаменеджер Джавар Мухаммед, некогда помогавший главе государства прийти к власти. Но полгода назад их взгляды разошлись. Абий Ахмед, чтобы сделать страну привлекательной для зарубежных инвестиций, хочет примирить основные народности — оромо, амхара и тыграй. А Джавар Мухаммед настаивает на расширении прав родного этноса любой ценой.

Митинг оромо закончился столкновениями с полицией: 62 демонстранта и пять полицейских погибли. Теперь весь регион нестабилен, а христиане столицы готовятся к худшему.


Митинг в поддержку премьер-министра в столице Эфиопии Аддис-Абебе
© AFP 2019 / YONAS TADESSE

«Патриарх Абуна Матиас уже выразил опасения по поводу сложившейся ситуации министру обороны и главе МВД. Сказал, что если они ничего не сделают для защиты местных жителей, то он и сам со своей паствой выйдет на улицы», — рассказывают в Эфиопской патриархии.

Религиозный импорт

Возникшая с приходом Абия Ахмеда угроза гражданской войны на этнорелигиозной почве вынудила провинциальные власти создать свои мини-армии. Въезд в Лалибелу — духовный центр эфиопского христианства — охраняют вооруженные до зубов амхарцы, члены народной полиции.

Они готовы сражаться до конца. Ведь Лалибела для эфиопских христиан ни много ни мало — «африканский Иерусалим».


Жительница Лалибелы молится возле одного из скальных храмов. Лалибела. Эфиопия
© РИА Новости / Антон Скрипунов


Жилой дом в Лалибеле
© РИА Новости / Антон Скрипунов

В начале XIII века эфиопский царь Гебре Мескель совершил паломничество на Святую землю и настолько проникся ее духом, что решил воспроизвести все у себя. Здесь есть свой Иордан, свой Гроб Господень и даже своя гора Арарат. «Я сейчас покажу ее вам, пойдемте», — приглашает житель Лалибелы диакон Макуна Хади.

Он ведет нас через старое кладбище по размытой тропическим ливнем дороге, которая неожиданно обрывается. Впереди — огромный крест. Стоит подойти поближе, как перед взором предстает церковь, уходящая вглубь скалы.

Храм Бет Гиоргис — самый знаменитый памятник эфиопской архитектуры и главное украшение африканского «Нового Иерусалима». Он не построен, а буквально высечен из красного туфа.

«Сначала мастера выдалбливали в скале контур храма. Затем проделывали окна, пролезали в них и вырубали здание изнутри.

Поражает то, что все церкви построили всего за тридцать лет. Удивительная скорость для того времени! По одной из легенд, эти храмы помогали возводить ангелы», — не скрывает восхищения Макуна Хади.


Диакон Макуна Хади на фоне церкви Бет Гиоргис, Лалибела, Эфиопия
© РИА Новости / Антон Скрипунов

Он показывает на выступ из темно-серого камня, выделяющийся на фоне туфовой постройки. «Это и есть символическая гора Арарат. Помните, как в Библии?

Ной в поисках суши выпустил голубя, который принес в клюве с горы ветку оливы. Так вот архитекторы сделали в храме небольшое окошко прямо напротив этого выступа. И по праздникам оттуда выпускали голубя, ритуально воспроизводя ветхозаветное событие», — говорит диакон.


Скальная церковь Бет Амануэль, Лалибела, Эфиопия
© РИА Новости / Антон Скрипунов

Всего в Лалибеле тринадцать скальных церквей. Посмотреть на них приезжают десятки тысяч туристов в год, в основном из Европы и США.

Местные рассказывают на экскурсиях, что построивший эти храмы царь Гебре Мескель, наверное, послужил прототипом пресвитера Иоанна — правителя могущественного христианского государства, легенды о котором будоражили всю средневековую Европу. Причем настолько, что римские папы и суеверные короли снаряжали целые экспедиции на поиски загадочного монарха и его баснословно богатой страны.


Скальная церковь Бет Амануэль, Лалибела, Эфиопия
© РИА Новости / Антон Скрипунов

«Пожалуйста, разувайтесь перед входом в храм, у нас принято ходить там босиком. За обувь не беспокойтесь, она под надежной охраной», — с улыбкой бросает экскурсовод, кивая на низкорослого мужичка из народной полиции. А у того в руке винтовка «Маузер» — наследие четырехлетней, с 1937-го по 1941 год, оккупации фашистской Италией.

«Сейчас мы хоть и свободны, но вынуждены полагаться только на самих себя. Нас некому защитить — власть безразлична к нашим чаяниям», — подчеркивает епископ Лалибелы.


Продавщица кофе в Лалибеле. Эфиопия
© РИА Новости / Антон Скрипунов


Жители Лалибелы. Эфиопия
© РИА Новости / Антон Скрипунов


Центральная улица Лалибелы. Эфиопия
© РИА Новости / Антон Скрипунов

Местных христиан беспокоит также состояние храмов. Над многими из них установлены навесы, однако святыни спасет лишь полноценная реставрация.

«Нам постоянно предлагают помощь западные специалисты, но к ним доверия нет — особенно с учетом того, что во время итальянской оккупации и после, когда здесь несколько лет находились англичане, множество наших реликвий вывезли на Запад.

Они хранятся в Британском музее, Ватикане и много где еще, но, к сожалению, не у нас. Поэтому мы бы хотели, чтобы наши святыни реставрировали близкие нам по вере люди», — отмечает епископ Цеги Мезгебу.

Эфиопские христиане принадлежат семье древних восточных церквей — наряду с Армянской, Сирийской, Коптской и Маланкарской. В догматическом и богослужебном плане они отличаются от так называемых церквей греческой традиции, к которым относится и Русская православная.

Вместе с тем в Эфиопии, как и в России, православные христиане составляют большинство — 65 миллионов (55 процентов населения).


Главный христианский праздник в Эфиопии — Мескель (Обретение и воздвижение Креста Господня). По всей стране в его дни, 27–28 сентября, проходят красочные карнавалы
© РИА Новости / Антон Скрипунов


Участники праздника Мескель
© РИА Новости / Антон Скрипунов


Священник Эфиопской церкви на празднике Мескель. Аддис-Абеба
© РИА Новости / Антон Скрипунов


Праздник Мескель в Аддис-Абебе
© РИА Новости / Антон Скрипунов


Участники праздника Мескель в Эфиопии
© РИА Новости / Антон Скрипунов


Служба в храме Девы Марии Сионской
© РИА Новости / Антон Скрипунов


Жительница Аксума с ребенком на празднике
© РИА Новости / Антон Скрипунов


Икона в храме Девы Марии Сионской в Аксуме
© РИА Новости / Антон Скрипунов


Одна из икон в храме Девы Марии Сионской
© РИА Новости / Антон Скрипунов

Эфиопская церковь — третья в мире по численности после Римско-католической и Русской православной. А вот священников у нее больше, чем у двух, вместе взятых: свыше 600 тысяч. На прощание абба Цеги Мезгибу дарит мне нательный крестик.

«Это копия лалибельского креста — одной из главных святынь эфиопского народа. Наши служители сделали шаблон, по которому сейчас в Китае печатаются крестики, ведь своего производства церковной утвари у нас нет.

Нам бы хотелось, чтобы Русская церковь помогла с этим — да и в целом чтобы поддерживала нас. Ведь она, как ни парадоксально, по духу нам ближе всего», — заключает епископ.

Читайте также: Россия делает специфический «подарок» Украине

Антон Скрипунов

 

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх